Корзина
8 отзывов
Обучение чтению через движение.

Обучение чтению через движение.

Обучение чтению через движение.
Тесная связь тела с мозгом раньше заводила ученых в тупик, но сегодня она помогает нам многое переосмыслить.

06.03.16

Связь между двигательной активностью и мышлением прослеживается во всех видах деятельности. Большинство детей четырех-пяти лет умеют петь песенку про алфа­вит и писать свое имя печатными буквами, а некоторые даже умеют читать. Что подвигло этих детей на досрочное достижение подоб­ной когнитивной вехи? Наверняка они немало практиковались в по­вторении алфавита. Оказывается, повторять буквы вслух — только часть дела, причем, наверное, не самая главная. Чтобы научиться чи­тать, намного важнее практиковаться в написании букв. Когда тело соображает, как следует выводить те или иные буквы на бумаге, то­гда и мозг — тут как тут — осваивает их. И вот он уже умеет читать.

 

 

Карен Джеймс, нейробиолог из Университета Индианы, провела интересный эксперимент. Она поделила детей дошкольного возраста, принимавших участие в одномесячной программе обучения чтению, на две группы. Первая группа училась писать буквы и слова. Вторая упражнялась лишь читать буквы и слова, но не писать их. По окон­чании курса первая группа справлялась с задачей распознавания букв гораздо лучше второй. Иными словами, упражнение в чтении букв не способствует их распознаванию в той мере, в какой этому способ­ствует написание букв.

 

 

Почему практика письма так важна для умения распознавать бук­вы и, соответственно, успешного усвоения техники чтения? По мне­нию Джеймс, причина кроется в одной «складке», расположенной недалеко от основания мозга, которая является частью зрительной системы человека. Эта складка называется «веретенообразная изви­лина».Считается, что именно здесь у взрослых происходит обработка букв. Томографические исследования головного мозга показали, что левая веретенообразная извилина реагирует сильнее, когда англо­говорящие взрослые видят отдельные английские буквы, чем когда они видят китайские иероглифы. Ученые часто делают заключение, что причина такой буквенной специализации коренится в богатом опыте чтения, но, по мнению Джеймс, это объясняется опытом писа­ния. После того как дошкольники приняли участие в одномесячной программе обучения чтению, их левая веретенообразная извилина действительно настроилась на обработку букв. И самое важное, чув­ствительность к различению букв оказалась заметно большей у де­тей, практиковавшихся писать буквы, чем у тех, которые упражня­лись только в чтении. Из этого следует, что часть мозга, участвующая в распознавании букв, не полностью вовлекается в процесс, пока дети не начинают учиться выводить буквы собственноручно.

 

 

Открытием Джеймс объясняется и то, почему у детей с диагнозом «дислексия» развитие моторики часто происходит с отставанием. Мы нередко считаем дислексию просто склонностью переставлять или пу­тать буквы, например принимать «ь» за «р».На самом деле дислексия есть нарушение способности к чтению, которое сказывается на умении распознавать буквы и отделять друг от друга звуки, из которых состоят слова. Если написание букв действительно помогает мозгу распозна­вать их, то может оказаться, что нарушения моторики у детей с ди­слексией играют большую роль в их способности или неспособности освоить буквы. Когда люди лишены возможности действовать, у них возникают сложности и с пониманием действий.

 

 

Такая тесная связь тела с мозгом раньше заводила ученых в тупик, но сегодня она помогает нам многое переосмыслить. Хотя в нашем представлении чтение — это такой вид деятельности, за который от­вечает исключительно мозг, на самом деле оно осуществляется не без участия тела. И раз практика выведения букв от руки помогает «за­жечь» участки мозга, где происходит идентификация букв, легко себе представить, что и другие виды моторной практики тоже способны развивать и менять мозг. Короче говоря, человек учится на собствен­ном опыте.

Предыдущие статьи