Корзина
7 отзывов
ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ РОДОВ, ИЛИ КОНЦЕПЦИЯ РОДОВОЙ ТРАВМЫ А. Ю. РАТНЕРА

ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ РОДОВ, ИЛИ КОНЦЕПЦИЯ РОДОВОЙ ТРАВМЫ А. Ю. РАТНЕРА

ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ РОДОВ, ИЛИ КОНЦЕПЦИЯ РОДОВОЙ ТРАВМЫ А. Ю. РАТНЕРА
В данной статье будут рассматриваться проблемы родового травматизма, недо­статка кислорода (гипоксии) и нарушений кровообращения во время родов. Никто не скажет лучше о концепции родово­го травматизма, чем ее автор, Александр Юрьевич Ратнер.

02.03.16

Треть всех новорожденных получает родовые травмы, большие или маленькие, средние и легкие. Но легкие — это когда у соседа...В процессе исследований выяснилось, что существуют не только грубые повреждения нервной системы во время родов, но и лёгкие, незаметные на первый взгляд нарушения, которые дают осложнения в дальнейшей жизни ребенка. Они проходят незаметно, вполне безнаказанно. А потом в школьном возрасте появляются головные бо­ли, головокружения, нарушения зрения, нарушения слуха. Появляется «школьная близорукость», шейный остеохондроз, плоскостопие.

 

 

А. Ю. Ратнер первым в детской неврологии обратил внима­ние на нарушения работы ствола мозга. В его клинике изучали миатонический синдром — очень низкий мышечный тонус у новорожденных и детей грудного возраста, возникающий из-за стволовых нарушений в родах.

 

 

Родителям следует знать: у детей с миатоническим синдро­мом сразу после рождения заметен низкий мышечный тонус, они лежат «в лозе лягушки». Из-за низкого мышечного тонуса дети долго не могут держать головку, самостоятельно садиться, поздно начинают ходить. Если сразу не назначено адекватное лечение, задерживается развитие двигательных навыков, и в конце концов возникают нарушения в работе опорно-двига­тельного аппарата.

 

 

Как правило, ребенок после рождения находится в состоя­нии повышенного мышечного тонуса, его ручки и ножки пос­тоянно напряжены. Мышечный тонус постепенно ослабевает, и в возрасте около трех месяцев остается только в ножных мышцах. Если ребенок в течение длительного времени пыта­ется «встать на цыпочки», когда его ставят на ножки, это повод обратиться к неврологу для назначения лечения и массажа, на­лицо так называемый пирамидный синдром.

 

 

Также необходимо показать малыша врачу, если слишком долго сохраняется повышенный мышечный тонус во всем те­ле (или, наоборот, очень низкий мышечный тонус). Все эти отклонения у грудных детей обусловлены не нарушениями в мышцах ножек и ручек, а повреждением шейно-стволового и, возможно коркового уровня мозга.

 

В клинике А. Ю. Ратнера также занимались изучением об­мороков, внезапно возникающих при изменении положения головы у детей школьного возраста. Дело в том, что поворот или наклон головы иногда приводит к снижению кровоснабже­ния ствола и внезапному падению мышечного тонуса. Конеч­но, такие состояния возникают у детей школьного возраста, из­начально имевших недостаточное кровоснабжение на шейно-стволовом уровне. Обмороки могут возникать в разных ситуа­циях: когда, скажем, девочки, причесываясь, порой наклоняют голову к плечу; снижение кровотока бывает спровоцировано и спортивными упражнениями — например, ребенок поднимает­ся по канату с запрокинутой головой или кувыркается назад. Таких детей необходимо проконсультировать у невролога и обязательно начать лечение.

 

Даже в процессе так называемых физиологических родов на шейный отдел позвоночника плода падает необычно большая нагруз­ка — акушеры, как правило, слышат при выведении плечиков «хруст» и «треск», но не придают этому никакого значения. Опасность для кровотока в системе позвоночных артерий возникает чрезвычайная, и очень многие неврологические симптомы периода новорожденности удается объяснить лишь с этих позиций. Сюда относится целый ряд типично стволовых симптомов (нистагм ― быстрые горизонталь­ные движения глаз, плавающие движения глазных яб­лок, бульбарный симптомокомплекс -симптомы со стороны нижнего отдела ствола мозга).

 

 

Для развития грубых, а иногда и витальных (жизненных) осложнений в процессе родов не обязательно возникновение грубых повреждений, кровоизлияний, разрывов. Вполне достаточ­но минимальных геморрагий (кровоизлияний) в стенку позвоночной артерии, что ведет к грубому ангиоспазму (спазму сосу­дов) со всеми его последствиями.

 

Итак, становится понятно, что шейный отдел спинного мозга — наиболее уязвимая структура во время родов, а ствол мозга является фактически продолжением шей­ного отдела, имеет сходное (сегментарное) строение и общий источник кровоснабжения — позвоночные артерии. Поэтому у новорожденных детей чаще всего встречаются шейно-стволовые родовые нарушения.

 

Ребенок, имеющий даже умеренные шейно-стволовые про­блемы, развивается заметно хуже сверстников.

 

При­мер.

Саша К. родился от первых родов с весом 4100 г. Роды про­ходили со стимуляцией, поскольку у матери была слабость ро­довой деятельности. Первое время в роддоме и после выписки у ребенка наблюдалась легкая кривошея (головка была слегка наклонена к правому плечу). Мальчик не брал материнскую грудь первые сутки после рождения, но затем постепенно на­чал сосать. На грудном вскармливании он находился до четы­рех месяцев. При этом сосал грудь подолгу, часто поперхивался, срыгивал, икал. Мать назвала его «ленивым сосуном».

Младенец долго не держал головку — научился делать это только к трем месяцам. Мышечный тонус всегда был низким, только в ножках слегка повышен. Когда Сашу ставили на нож­ки, он обычно становился «на цыпочки». Но после курса мас­сажа тонус в ногах немного снизился, и ребенок только поджи­мал пальчики на ножках. Он научился самостоятельно сидеть только к восьми месяцам. Мальчик долго не ползал из-за сла­бости ручек, а когда начал ползать, то первое время полз назад. Зато ходить с поддержкой начал рано — в 10,5 месяцев, а в 11,5 уже ходил самостоятельно. В дальнейшем мальчик рос физи­чески слабым, быстро появилась сутулость, сформировались «крыловидные» лопатки, разная высота стояния плеч.

 

 

Наибольшие трудности возникли у Саши с овладением речью. До трех с лишним лет мальчик вообще не говорил, но хорошо понимал окружающих, разумно выполнял просьбы родителей, вполне конструктивно общался и играл. Заговорил он поздно, и сразу возникли большие проблемы с артикуляцией — произнесением звуков. Родители очень переживали по поводу задержки речевого развития, беспокоились, не связана ли эта задержка с общим интеллектуальным отставанием. Ребенок постоянно за­нимался с логопедом, но особого успеха не достиг.

Только когда родители обратились к неврологу, мальчик, пройдя комплексное обследование и интенсивное лечение в специальном центре, заговорил и начал быстро осваивать речь. Про­изношение также стало улучшаться.

 

 

Итак, мы выяснили: родовые травмы и гипоксия являются тем фактором, который влияет на все последующее развитие ребенка. Наибольшая нагрузка в родах падает на шейный отдел позвоночника. Ухудшается кровоснабжение по позвоночным артериям и их продолжению — основной артерии. Нарушения кровоснабжения по этим кровеносным сосудам врачи обычно выявляют методом допплерографии. Из-за нарушения кровоснабжения ствола мозга не хватает кислорода, необходи­мого для «дыхания» нервных клеток. Гипоксия воздействует больше всего на уже созревшие нервные структуры — именно они страдают в первую очередь от кислородного голодания.

Предыдущие статьи